Абдулмумин Гаджиев в зале суда. Фото Константина Волгина для "Кавказского узла"

14 мая 2022, 04:28

Защита Гаджиева потребовала провести повторную экспертизу его статей

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

На заседании суда по делу Абдулмумина Гаджиева, Абубакара Ризванова и Кемала Тамбиева свидетели рассказали о школе хафизов, которая строилась на средства благотворительного фонда "Ансар", лекциях Исраила Ахмеднабиева в махачкалинской мечети и нюансах работы газеты "Черновик". Защита Гаджиева заявила ходатайство о проведении комплексной экспертизы статей журналиста.

Как писал "Кавказский узел", журналист "Черновика" Абдулмумин Гаджиев, а также глава благотворительного фонда "Ансар" Абубакар Ризванов и Кемал Тамбиев обвинены в финансировании терроризма. Следователи считают, что они собрали для террористов 68 миллионов рублей и 200 тысяч долларов под предлогом строительства мечетей и помощи малоимущим мусульманам. Гаджиев настаивает на своей невиновности, а его коллеги считают преследование журналиста давлением на него. 10 февраля свидетели обвинения в суде отказались от своих показаний. 14 апреля адвокат Арсен Шабанов сообщил, что суд приступил к допросу свидетелей защиты. 29 апреля главред "Черновика" Маирбек Агаев и учредитель издания Магди Камалов заявили, что знакомы из всех обвиняемых только с Гаджиевым и опровергли обвинения в его адрес.

По версии следователей, журналист дагестанской газеты "Черновик" Абдулмумин Гаджиев, а также глава благотворительного фонда "Ансар" Абубакар Ризванов и Кемал Тамбиев собрали для террористов под предлогом строительства мечетей и помощи малоимущим мусульманам 68 миллионов рублей и 200 тысяч долларов. Следствие связывает их с дагестанским проповедником и основателем исламского фонда "Мухаджирун", известным как Абу Умар Саситлинский, который объявлен в розыск по делу о терроризме. Все трое находятся под стражей в СИЗО Ростова-на-Дону. Гаджиев настаивает на своей невиновности, а его коллеги считают уголовное дело способом давления на журналиста.

В Ростовском окружном военном суде 13 мая прошло очередное судебное заседание по уголовному делу Абдулмумина Гаджиева, Абубакара Ризванова и Кемала Тамбиева. В рамках судебного заседания были заслушаны очередные свидетели защиты, а также заявлено ходатайство о проведении комплексной экспертизы статей Гаджиева с привлечением экспертов из различных сфер, чтобы всесторонне исследовать тексты, посредством написания которых, согласно версии следствия, журналист и совершил преступление. Суд отложил рассмотрение ходатайства, так как на судебном заседании сам адвокат Арсен Шабанов не присутствовал, передает корреспондент "Кавказского узла".

Также в рамках судебного заседания были допрошены свидетели защиты Джабраил Магомедов, Магомед Магомедов и Икрам Алиев. 

Свидетель рассказал о работе в школе хафизов

Первым был допрошен свидетель Джабраил Магомедов. Адвокат Ризванова спросила, знакома ли ему школа хафизов и чему там обучают, на что Магомедов ответил, что там учили правильно читать Коран, а также заучивать его наизусть. Магомедов отметил, что сам являлся преподавателем данной школы. 

В 2017 году "был выявлен ряд лиц, причастных к финансированию террористической деятельности, в частности, дагестанский религиозный деятель Исраил Ахмеднабиев". Ахмеднабиев совместно с Каримом Алиевым и Абубакаром Ризвановым создали фонд "Ансар", предназначенный для сбора средств детям-сиротам и малообеспеченным семьям, объявив сбор средств на строительство в Дагестане "школы хафизов", однако часть собранных средств "была направлена на финансирование террористической деятельности", заявил на заседании суда 9 сентября свидетель обвинения, замначальника отдела управления уголовного розыска МВД Дагестана Абдулджапар Биярсланов. На заседании суда 16 декабря 2021 года представитель муфтията Дагестана Ильяс Умалатов сообщил, что в школе хафизов, которая, как утверждает следствие, была построена при участии Абу Умара Саситлинского, он работал. При этом Умалатов заявил, что о Саситлинском знает только по статьям из интернета и слухам. Однако на допросе в октябре 2019 года она заявил, что школы построил Абу Умар Саситлинский и ранее в ней преподавали "арабский язык и Коран сразу, что может привести к неправильному толкованию Корана и распространению в обществе экстремистской идеологии". Умалатов от показаний не отказался, сославшись на то, что оперировал слухами.

Умалатов пояснил, что работал там "в 2018 или 2019 году", что было в этой школе ранее, ему неизвестно, саму школу построил "джамаат села", а Абу Умар Саситлинский ему известен "только по статьям из интернета" и "по слухам".

В последующем Абубакар Ризванов поинтересовался у Магомедова, что именно он преподавал в упомянутой школе хафизов, на что Магомедов ответил, что преподавал там только чтение Корана. Ризванов также спросил свидетеля, преподавались ли в данной школе в период работы там Магомедова что либо, кроме чтения Корана, например, такие религиозные науки, как толкование Корана или арабский язык. На это Магомедов отметил, что во время его работы там преподавалось только чтение Корана. На вопрос Ризванова, преподавались ли там предметы из школьной программы, Магомедов ответил утвердительно, уточнив, что там преподавались такие предметы как русский язык, литература, математика и другие предметы из школьной программы.

Тогда Ризванов спросил, посещали ли государственные структуры с проверками школы хафизов, на что Магомедов также ответил утвердительно. Он пояснил при этом, что за период его работы проверяющие приходили от различных госструктур, но уточнил, что может говорить об этом как обычный преподаватель центра, а не сотрудник администрации школы.

На вопрос, кто обучался в данной школе и какова была оплата в центре, Магомедов отметил, что оплата была "мелочная" и что там, в основном, "работали волонтеры". 

На вопрос Ризванова, велась ли в учебном заведении агитация и обучали ли детей идеям "о превосходстве шариатских норм над светскими законами", Магомедов ответил, что такая агитация не велась и такие идеи в учебном заведении не распространялись, вновь уточнив, что в учебном заведении преподавалось лишь чтение Корана. 

Магомедов также ответил на вопрос, кто принимал участие в строительстве школы - по его словам, в основном это были сельчане.

Ризванов спросил у Магомедова, знает ли он Исраила Ахмеднабиева (Абу Умара Саситлинского). Свидетель сообщил, что Ахмеднабиев был директором школы хафизов. Что касается фонда "Ансар", то, по словам Магомедова, он был в курсе благотворительной деятельности Ахмеднабиева, но не знает названия фондов.

Заместитель главреда "Черновика" охарактеризовал Абдулмумина Гаджиева

Вторым в рамках судебного заседания был допрошен заместитель главного редактора "Черновика" Магомед Магомедов

Первым вопрос задал Абубакар Ризванов. Он спросил, какое Магомедов имеет отношение к газете "Черновик", на что он ответил, что работает в еженедельнике в 2005 года, при этом добавив, что работал в издании под руководством практически всех редакторов. 

Защита Абдулмумина Гаджиева спросила у Магомедова, как долго он знает Абдулмумина Гаджиева. "С 2008 года – с момента, когда Абдулмумин Гаджиев устроился на работу в «Черновик»", - сказал заместитель главреда. 

 На просьбу представителя защиты рассказать подробнее про работу Гаджиева в "Черновике" Магомедов отметил, что основные публикации Гаджиева были посвящены вопросам религии.

Заместитель главреда при этом отметил, что только главный редактор выдает редакционные задания. "Задание в газете «Черновик» всегда выдается главным редактором", - отметил он. По его словам, корреспондент или обозреватель могли предложить тему, но ее утверждение и публикация как в газете, так и на сайте происходили только по непосредственному распоряжению главного редактора.

Магомедов также сообщил, что у Гаджиева не было рабочего места в редакции, а про самого журналиста он рассказал, что тот показал себя как "очень умный, справедливый и порядочный" человек, который очень требовательно относился к себе.

Защита спросила Магомедова, высказывал ли при нем Гаджиев мнение по поводу "Исламского государства"*. Сотрудник издания отметил, что журналист относился к этой террористической организации отрицательно и для него являются авторитетами ряд арабских ученых, которые до этого очень жестко осудили ИГИЛ* и мнения этих ученых Гаджиев придерживался в этом вопросе. "Более того, я видел web-версию одного из журналов этой террористической организации. И там (в этом журнале) находится портрет Абдулмумина как человека, который подлежит жестким санкциям со стороны представителей этой организации. По сути, для него это смертная казнь со стороны представителей ИГИЛ*", - добавил Магомедов.  

На вопрос, знаком ли ему Исраил Ахмеднабиев Магомедов ответил, что лично с ним не знаком, а знает его только благодаря его деятельности и по социальным сетям. Защита спросила, мог ли Ахмеднабиев в 2013 году прийти в редакцию "Черновика" и встретиться там с Гаджиевым. Магомедов отметил, что не видел Ахмеднабиева в редакции в 2013 году, более того, в том году Гаджиев и "сам практически не появлялся в редакции". 

При этом Магомедов не смог ни подтвердить, ни опровергнуть информацию о том, что Гаджиев размещал в средствах массовой информации, в том числе "Черновике", информацию о деятельность благотворительного фонда "Ансар". По его словам, он не помнит этого и не знает.

Заместитель главреда издания также выразил сомнение, что Гаджиев публиковался где-то кроме "Черновика", и видел только перепечатки его статьей, выходивших в газете.

Тогда защита Гаджиева спросила, помнит ли Магомедов частично или полностью названия материалов, которые выходили в газете, на что сотрудник издания отметил, что невозможно помнить такой объем информации, но некоторые основные публикации сотрудники редакции помнят. Защита спросила, помнит ли Магомедов публикацию Гаджиева "Ислам - это не похороны..." (речь идет о статье "Ислам - это не похороны и не нашиды" (газета "Черновик" № 46 от 13 ноября 2009 года). Магомедов сказал, что вспомнил об этой публикации только после начала уголовного преследования Гаджиева, так как она упоминается в уголовном деле.

Магомедов отметил, что в указанной статье человек, позиционирующий себя как религиозный деятель, сообщал информацию "исламского характера, интересную на тот момент обществу". При этом он подчеркнул, что статья была опубликована в период, когда главредом издания была Надира Исаева. "У нас довольно подробно и скрупулёзно проходили ежедневные планерки и обсуждались эти публикации - что с ними, на что обратить внимание, какие тезисы усилить, какую фактологию подобрать. И если был какой-то смысл вкладывался в какую-то конкретную публикацию, то, конечно, мы ее долго обсуждали",- отметил Магомедов, добавив, что данный текст на редакционной коллегии долго не обсуждался.

Любой текст, поступающий от корреспондента, читается редактором отдела, после него заместителем главного редактора, а затем главным редактором издания, пояснил Магомед Магомедов.

Также защитник Гаджиева спросил у Магомедова, помнит ли он содержание другого текста Гаджиева под названием "А для нас и один день без воды - испытание". Магомедов отметил, что читал данную публикацию, а на вопрос адвоката, по чьей инициативе была сделана данная публикация, Магомедов подчеркнул, что публикация была сделана по инициативе главного редактора издания. "Эта публикация была по инициативе главного редактора. Он поставил непосредственно задачу перед Абдулмумином Гаджиевым, и он ее написал", - сказал Магомедов. 

Сотрудник издания сообщил, что Гаджиев ни разу при нем не упоминал про Ахмеднабиева и не проявлял инициативу опубликовать какой-либо текст о нем. Магомедов добавил, что Гаджиев не делал какие-либо оценки личности Ахмеднабиева, так как никогда не позволял себе делать подобные оценки за глаза.

Магомедов ответил отрицательно на вопрос, были ли какие-либо претензии со стороны органов власти к статьям Гаджиева. Также он отметил, что не было претензий к его публикациям и со стороны правоохранительных органов, при этом само издание сталкивалось с давлением силовиков в разные периоды своего существования вплоть до уголовных дел.

Абубакар Ризванов спросил у Магомедова, кто именно был главным редактором газеты "Черновик", когда Абдулмумин Гаджиев пришел работать в еженедельник, на что Магомедов ответил, что пост главного редактора в тот период занимала Надира Исаева. Она же была главредом в то время, когда в газете публиковалась статья "Ислам - это не похороны и нашиды", и занимала пост главреда с 2006 по 2010 год.

Надира Исаева, бывший главный редактор "Черновика", выступила на процессе в качестве свидетеля обвинения, повторив показания, данные секретными свидетелями. Первоначально она выступала под псевдонимом "Аркадий Смирнов", однако решила не скрывать свою личность.  "Общая их (секретных свидетелей) логика в том, что они слышали, как некое третье лицо что-то говорило про Гаджиева и Саситлинского, а прямых свидетельств нет. В показаниях Исаевой тоже ничто прямо не указывает на то, что Гаджиев или даже Саситлинский имеют причастность к террористической деятельности. Когда ее спрашивают, что на это указывает, она отвечает: «Если вы общались с Саситлинским или в друзьях с ним на фейсбуке, то значит, вы тоже такие же террористы, как он. Если вы резко против ничего не говорили, значит, у вас какие-то общие делишки»", - прокомментировал в августе 2021 года ход процесса Магомед Магомедов.

На вопрос Ризванова, была ли возможность у сотрудника газеты опубликовать текст без визы главного редактора, Магомедов отметил, что технически такой возможности не было. В тот период, когда вышла данная статья Гаджиева, в функции главного редактора входила также обязанность "оценки материалов", добавил он. "Главный редактор брал печатную версию газеты в руки и помечал каждый материал, помечал какая надбавка следует из текста, сколько в этом тексте строк, сколько за этот материал надо заплатить. Поэтому, например, если материал вышел в середине мая, то буквально через неделю, чтобы сдать соответствующие документы в бухгалтерию, главный редактор была просто обязана посмотреть, прочитать, сделать определенные надбавки и отдать", - пояснил он. 

Магомедов подчеркнул, что главный редактор не мог не знать, какой материал появился в газете, не мог не проконтролировать процесс появления материалов в газете. При этом сама Надира Исаева, которая в тот период занимала пост главного редактора "Черновика", по мнению журналиста, человек "очень требовательный к самому себе" и, со слов Магомедова, "она очень скрупулёзно вычитывала материалы, очень серьезно относилась к своей работе и просто не могла допустить, чтобы что-то вышло в газете, что она не проверит и не перепроверит". 

На вопрос Ризванова, что послужило причиной ухода Надиры Исаевой из редакции, Магомедов ответил, что она ушла из редакции после того, как не была избрана главным редактором. 

Заместитель главного редактора "Черновика" рассказал, что выборы главного редактора издания проходят каждые два года. Любой претендент на эту должность должен предоставить план развития газеты на ближайшие два года. На очередных выборах Надира Исаева не представила план развития газеты, проигнорировав обращения в ее адрес со стороны учредителя газеты Хаджимурада Камалова. Исаева также не смогла принять участие в выборах главного редактора и коллектив издания выбрал главным редактором Биякая Магомедова. Надире Исаевой была предложена должность заместителя главного редактора издания, пояснил Магомедов, но она отказалась.

Свидетель описал лекции Абу Умара Саситлинского

Следующим в рамках судебного заседания был допрошен свидетель защиты Икрам Алиев. Алиев сообщил, что знает Абдулмумина Гаджиева и знаком с Абубакаром Ризвановым. При этом, по его словам, с Гаджиевым его познакомил учредитель "Черновика" Хаджимурад Камалов. 

Гендиректор компании "Свобода слова", учредитель газеты "Черновик" Хаджимурад Камалов был убит 15 декабря 2011 года недалеко от офиса издания в Махачкале. Убийцы выстрелили в журналиста 14 раз. Раненый Камалов скончался по дороге в травмпункт. В организации и убийстве Хаджимурада Камалова обвинены четверо уроженцев Дагестана - Мурад Шуайбов, Магомед Хазамов, Магомед Абигасанов и Шамиль Исаев. Им предъявлены обвинения по пункту 3 части 33 статьи 277 (организация посягательства и посягательство на жизнь общественного деятеля), частям 1, 2 статьи 209 (бандитизм), части 1 статьи 205.1 (содействие террористической деятельности) и части 3 статьи 222 (незаконные приобретение, хранение, ношение оружия, его основных частей, боеприпасов) УК России, в зависимости от той роли, которую, по версии следствия, они исполняли в преступлении.

Абубакар Ризванов спросил Алиева, известна ли ему мечеть по улице Котрова в Махачкале. Алиев ответил, что посещал данную мечеть "и как журналист, и как мусульманин", а также "один или два раза" принимал участие в совете мечети. На вопрос Ризванова, проводил ли в этой мечети "свои лекции" Исраил Ахмеднабиев, известный как Абу Умар Саситлинский, свидетель ответил, что "пару раз попадал на лекции Исраила".

Ризванов поинтересовался, на какие именно темы проводил свои лекции Ахмеднабиев. По словам Алиева, лекции были на тему бракоразводных процессов, и так ему самому тема была неинтересна, то лекции он посетил лишь несколько раз. 

На вопрос, слышал ли Алиев, чтобы во время своих "лекций" Ахмеднабиев рекламировал какие-либо благотворительные фонды. Свидетель ответил отрицательно и добавил, что никогда не слышал такой рекламы ни во время нескольких лекций Ахмеднабиева, ни от прихожан мечети. 

Алиев также отметил, что в мечети далеко не каждый желающий мог провести мероприятие или прочитать лекцию, так как все они проводились с одобрения совета мечети, который должен был ознакомиться с темой. "Там не было такого, чтобы каждый пришел, что хотел - говорил", - пояснил Алиев.

По его словам, администрация мечети могла даже прервать лектора, если он отходил от заявленной темы.

Напомним, дело Абдулмумина Гаджиева имеет общие черты с попыткой уголовного преследования московского журналиста Ивана Голунова, заявили участники онлайн-дискуссии, состоявшейся на "Кавказском узле" 27 июня 2019 года. Более подробно о деле Гаджиева можно узнать в материале "Голунов номер два": главное о деле Абдулмумина Гаджиева". 

Новости о преследовании активистов в регионах юга России и Южного Кавказа "Кавказский узел" публикует на тематической странице "Преследование активистов".

Призываем читателей "Кавказского узла" установить наше мобильное приложение для Android и IOS. Если приложение будет исключено из PlayMarket или App Store, вы все равно сможете пользоваться уже установленным приложением, чтобы читать наши новости. Через VPN можно продолжать читать наши новости на сайте, как обычно, и в Twitter, а без установки VPN – в Telegram. Можно смотреть наши видео на Youtube и оставаться на связи в соцсетях "ВКонтакте" и "Одноклассники". Пользователи WhatsApp** могут присылать сообщения на номер +49 157 72317856, пользователи Telegram – на тот же номер или писать @Caucasian_Knot.

* ИГ ("Исламское государство", ранее ИГИЛ) – организация признана террористической и запрещена в России судом.

** 21 марта Тверской суд Москвы запретил работу в России компании Meta (владеет Facebook, Instagram и WhatsApp) в связи с экстремистской деятельностью.

источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложении Telegram. Номер для Телеграм +49 1577 2317856.
Лента новостей
ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

28 мая 2022, 03:49

  • Аналитики сравнили военно-техническое сотрудничество Баку с Анкарой и Москвой

    В Азербайджане проходит фестиваль авиации, космонавтики и технологий Teknofest, который впервые проводится за пределами Турции. В его рамках планируется подписание ряда соглашений, а также заявлено о намерении наладить в Азербайджане производство тяжелых дронов "Байрактар-Акынчы". Военное сотрудничество Баку с Анкарой едва ли помешает сотрудничеству с Москвой, так как речь идет о поставках разных типов вооружения, отметили опрошенные "Кавказским узлом" аналитики.

28 мая 2022, 02:50

28 мая 2022, 01:53

  • Родные обвиняемых по делу Гаджиева пожаловались на арест имущества

    Часть имущества родственников журналиста "Черновика" Абдулмумина Гаджиева, главы благотворительного фонда "Ансар" Абубакара Ризванова и Кемала Тамбиева до сих пор находится под арестом, так как следствие считает, что оно приобретено на полученные преступным путем средства. Земельные участки и дома родителей Абдулмумина Гаджиева и дяди Кемала Тамбиева были приобретены задолго до уголовного дела, сообщили родные.

28 мая 2022, 00:54

  • Демонстранты сообщили подробности жестких задержаний на акциях протеста в Армении

    Силовики регулярно проявляют жестокость к активистам, многим после задержаний требуется помощь врачей, рассказали пострадавшие участники протестов в Ереване. Правоохранительные органы искусственно затягивают расследования и не доводят их до конца, так силовики останутся безнаказанными, считают опрошенные "Кавказским узлом" правозащитники.

28 мая 2022, 00:25

  • Суд продлил на три месяца арест генерала Музраева

    Южный окружной военный суд не удовлетворил ходатайство защиты генерала Музраева о домашнем аресте из-за состояния здоровья и продлил арест на три месяца. Свидетели обвинения по эпизоду с поджогом дома губернатора Бочарова подтвердили позицию Музраева, указал его адвокат.

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей